Последствия перегруппировок

Последствия перегруппировокПоследствиями перегруппировок и переработок текста явилось некоторое число остатков текстов, лишенных всякой связи с изложением. Из сказанного ясно, что историку юго — западной Руси летописной поры необходимо постоянно иметь в виду время, место и цель включения того или иного известия в летописный текст.

Текст этой летописи отграничен двумя записями. Первая идет после известия о смерти «великого», «благоверного», «христолюбивого» князя Василько, сына «великого князя Романа»: «Нача княжити во его место сын его Володимерь, правдолюбьем святяся ко всей своей братьи и к бояром и ко простым людем»; последняя запись: «Туто же положим ко — нець Вълодимерову княжению».

Круг источников этой летописи невелик; находясь в стороне от основного русла политики юго-западной Руси, в перечне князей в русских и иностранных письменных памятниках упоминаемый на последнем месте, после Льва Галицкого и Мстислава Луцкого, князь Владимир Василькович в своем официальном летописании оставил нам такую историю юго — западной Руси, какой она представлялась ему, князю небольшой части северо-западной Волыни. Замкнувшись в узком кругу своих небольших дел, имея внешнеполитическими объектами традиционно дружественную Руси Мазовию и занятую борьбой с немецким нашествием Литву, князь Владимир Василькович с неприязнью смотрел на широкую международную политику князя Льва, особенно на его тесные отношения с татарами, не желая считаться с тем, что галицкий князь уже в силу географического положения своих обширных владений был вынужден продолжать политику отца своего, князя Даниила; характерно, что в этом отношении князь Лев встретил гораздо больше понимания у князя Восточной Волыни Мстислава Даниловича.

Впрочем, у князя Владимира было достаточно оснований для недовольства: последствия от организовавшихся Львом с татарской помощью походов на Литву и Польшу, всей тяжестью падали на пограничные владения владимирского князя.

Была и еще причина сравнительной бедности владимирской летописи этой поры. Князь Владимир военными доблестями не отличался: он был разбит поляками во время своего первого, совместного со Шварном похода и с той поры старался быть в тени: так он «сам не иде» в помощь Болеславу; во время же невольных походов с татарами под рукой Льва Даниловича, он намеренно держался пассивно, если не скрыто враждебно; поэтому в походе е татарами на Дорогичин Лев действовал отдельно от владимирского князя; во втором гоходе с татарами на Литву князя Мстислав и Юрий также отделились от него; в третьем походе с татарами он «назаде стоя»; в венгерском походе татар он не участвовал, «зане бысть хром», в следующем татарском походе на Польшу он был, кажется, действительно болен и вернулся домой от реки Сан.