Волынский князь

Волынский князьВо-вторых, нужно определить место Владимиро-Волынско — го княжения в расстановке политических сил юго-западной Руси; для этого нужно выяснить, чем владел владимиро — волынский князь по смерти Даниила Романовича. Легче установить, чем он не владел.

«Великим» князем, применяя северо-восточную терминологию, следует признать Шварна Даниловича, он объединял своею властью Восточную Галичину, Черную Русь и все За — бужье, тогда как князь Лев правил в Западной Галичине, включая Пере — мышль и Львов. По смерти князя Шварна Лев Данилович овладел и Восточной Галичиной и Забужьем: «А Лев нача княжити в Галиче и в Холме по брате по своем, ПО Шварне» — предельно кратко отметил это событие владимирский летописец. Князь Лев занял не один Холм, а именно все Забужье, ибо важнейшие центры Западной Волыни — он передал в держание своему сыну Юрию; позднее, если верить словам Юрия Львовича, отец оставил ему только Мельник и Доро — гичин. Понятно, что и другие города, 2 связанные с пограничной засечной службой укрепленной лесной полосы Западной Волыни, по реке Вепрь, находились во власти Льви.

Из сказанного видно, что владимирский князь Василько Романович не имел владений в Галичине и важнейшие центры Западной Волыни также не принадлежали ему. Не удержал владимирский князь и Черной Руси, которая, по смерти князя Шварна, перешла в литовские руки; за владимирским князем осталось лишь княжество слонимское; позднее, при Мстиславе Даниловиче, владимирский князь получил от Литвы Волковыйск. Земли владимирского князя должны быть еще более урезаны: Восточная Волынь, с центром в Луцке, перешла со смертью Даниила Романовича к его сыну Мстиславу и, таким образом, не входила под руку ни Василька Романовича, ни Владимира Васильковича.

Остается сделать довольно печальный, но необходимый вывод, что летопись, дошедшая до нас как продолжение и переработка свода 1246 г. и княжеской летописи епископа Ивана, отражает интересы княжеского двора очень небольшого княжения, границы которого не переходили на западе Буга, на севере доходили только до Берестья и Каменца, а на востоке оканчивались значительно западнее таких городов, как Пинск, Черторыйск и Луцк; на юге — они вряд ли переходили за Перемиль.