Владычная летопись

Владычная летописьМы считаем, что Воскресенская летопись пользовалась сходным с Ипатьевским списком, в котором читалась Киевская летопись, доводившая свое изложение до 1238 г. и являвшаяся естественным продолжением Киевской летописи Рюрика Ростиславича. Анализ текста этой летописи затрудняется тем, что Воскресенская летопись, как известно, обнаруживает следы сближения с одним из списков, аналогичным ныне имеющимся спискам Ипатьевской летописи, а также с Новгородской владычной летописью., Воскресенская летопись хранит в себе Киевскую летопись 1238 г. не в чистом виде, а сближенную по крайней мере с ее новгородской и галицко-волынской переработками. Объясняется это следующим.

Установлено, что Новгородская владычная летопись содержит свидетельства пользования южной летописью первой трети. XIII в. А. А. Шахматов полагал, что составитель Новгородской синодальной летописи почерпнул свои южнорусские известия XIII в. из того же митрополичьего свода начала XIV в., существование которого ныне не признается. С другой стороны, М. Д. Приселков высказал мнение, что последним письменным источником южного летописания для летописания новгородского был какой-то киевский летописец, доводивший свое изложение до 1237 г. включительно, почему взятие татарами Киева в 1240 г. в новгородском летописании XIV в. осталось неотмеченным.

Мы постараемся показать, что Новгородская владычная летопись черпала южные известия XIII в. из Киевской летописи 1238 г.

Наконец, А. А. Шахматов, полагал, что северные известия, читающиеся в Галицко-Волынском своде начала XIV в., попали туда все из того же им предполагаемого Полихрона начала XIV в. М. Д. Приселков показал, что это не так, и высказал предположение, что составитель Галицко-Волынского свода начала XIV в. воспользовался для пополнения своего труда не Полихроном начала XIV в., а сводом первой половины XIII в., который он считал аналогичным Владимирскому своду 1239 г.