Служащее боярство

Служащее боярствоНам представляется, что В. И. Пичета допускает по крайней мере две ошибки: во-первых, он рассматривает боярство этой поры как нечто целое; во-вторых, он недооценивает экономическое и политическое значение городов.

Вследствие этого он упускает из виду, во-первых, «служащее» боярство, поставлявшее великокняжеской власти значительные вооруженные силы из «смердов-пешцев»; во-вторых, «мужей градских», обеспечивавших великокняжескую власть большими массами «воев» — «гражан».

Быть может В. И. Пичета так низко оценил возможности великокняжеской власти как представительницы «порядка» в юго-западной Руси потому, что вторая половина XIII в. принесла возрождение экономического и политического засилья боярской знати. Но ведь Ф. Энгельс, говоря о королевской власти как носительнице «порядка», отмечал, что тенденция ее к союзу е «революционными» элементами города и деревни ведет свое начало в Западной Европе с X в. Не беремся датировать начало этого союза на Руси, но не сомневаемся, что он проявился не только во времена Даниила Романовича, но нашел отражение в политике и Андрея Боголюбского и Владимира Мономаха.

Ф. Энгельс, говоря об этом союзе, вовсе не считал, что он должен победить вскоре после того, как выступит на арену истории. Напротив, Ф. Энгельс отмечал, что нередко «он нарушался в результате конфликтов; далеко не всегда в течение всех средних веков дело шло этим путем объединения, все же этот союз возобновлялся все тверже, все могущественнее, пока, наконец, он не помог королевской власти одержать окончательную победу, и королевская власть в благодарность за это поработила и ограбила своего союзника».

Факты, характеризующие социально-экономическое развитие юго-западной Руси, а равно летописный материал, относящийся к ее политической истории, подтверждают справедливость нашего мнения.