Князь Юрий Всеволодович

Князь Юрий ВсеволодовичВ своде 1246 г. отмечено, что князь Юрий Всеволодович был непредусмотрителен ; в уста епископа Митрофана вложен текст речи к защитникам Владимира совсем другого содержания, чем читавшийся в Киевской и северной летописях, — в своде Митрофан призывает горожан к стойкости, предостерегая их от смирения и покорности татарам. От себя же сводчик добавил, что все, слышавшие эту речь, «начата крепко боротися»; однако молодой князь Всеволод Юрьевич «убояся» татар, вышел к ним с дарами, чем погубил и себя и город. Далее следует галицко-волынская обработка повести о падении города Козельска, читавшейся в Киевской летописи. Составитель свода как бы ставит жителей Козельска в пример владимирцам; он отмечает, что козельцы «ум крепкодушьный» имели, переговоры с татарами отвергли и героически сражались до последней возможности.

Проявление подобной идеи в княжеском своде 1246 г. станет понятным, если вспомнить, что местный княжеский двор долгое время уклонялся от признания над собою власти татар, используя для этого любые возможности.

На этих известиях заканчивалось использование сводом 1246 г. Киевской летописи. Повесть о разорении Киева—• местного происхождения и основана и а показании очевидцев.

Итак, можно полагать, что Киевская летопись 1238 г. была использована в качестве одного из источников княжеского свода 1246 г. Нет оснований предполагать, что текст повести о батыевом нашествии был внесен в галицко-волын — ское повествование непосредственно из северного источника составителем свода начала XIV в. Наконец, сводчик 1246 г. перерабатывал текст Киевской летописи, затушевывая при этом самостоятельный характер княжения Мстислава Удалого в Галиче, изображая его человеком недальновидным, удерживавшим свою власть лишь с помощью князя Даниила, права которого на Галичину он якобы и признал в конце своей жизни.