Церковные круги

Церковные кругиПовесть должна была засвидетельствовать превосходство волынских князей над князьями черниговскими. Выше уже отмечалось, что черниговские князья, объединив в своих руках, кроме Черниговщины, еще Киевщину и всю Галичину, имея прочные связи с местными церковными кругами Галича, Пере — мышля, Угровска и значительную помощь от иноземных союзников,— были наиболее опасными противниками князей волынских. Понятно, что полная победа дад ними и силами, поддерживавшими их, вызвала желание широко осветить. весь ход длительной феодальной войны, осложненной татаро-монгольским нашествием, вторжениями венгерских и польских захватчиков и широкими народными движениями. Так возникло обширное повествование, вошедшее в летопись в качестве одного из источников летописного свода князя Даниила.

Мы уже указывали, что в своде князя Даниила читается описание разорения Киева татарами. Из содержания описания ясно, что последнее составлено лицом, близким воеводе Дмитру, который в прошлом служил князю Мстиславу Удалому, а ныне выступал в роли тысяцкого и наместника галицкого князя Даниила в Киеве. Сообщив, что князь Михаил Черниговский, напуганный вестью про «приятье Киевское» татарами, бежал из страны, и поведав о его злоключениях в иноземных краях, автор свода прервал повесть о черниговских князьях и, сказав: «мы же на переднее возвратимся,— начал выписывание из повести о самом «при — ятьи» — о падении Киева. Описание падения Киева сделано, несомненно, одновременно в Киеве же и образовывало как бы печальный эпилог Киевской летописи, вместе с которой оно и попало ко двору князя Даниила. Повесть составлена очевидцем и содержит ценные факты, полученные от свидетелей; так, например, полйый перечень имен татарских воевод был составлен на основании показаний пленного татарина Товрула: «аша же в них Татарина, именем Товрул, и тъ исповеда им всю силу их» . Но автор повести использовал лишь часть сообщенных Товрулом сведений, заметив: «и инех бещисла воевод, их же не исписахом зде».