Боярин Вячеслав

Боярин ВячеславБоярин Вячеслав сообщил сведения, составляющие текст, идущий от слов: «Данила посла Лестько» и т. д. до слов: «остави же Данила у себе»; ниже этот текст продолжается от слов: «Данилови сущю в Угрех» до слов: «сына у него не бе», а вернее даже до слов: «окрест града», ибо только фразу: «юже ныне святу наречают», можно считать включенной автором свода князя Даниила в текст, говоривший о Елизавете, дочери короля Андрея II. Кроме того, в тексте, исходящем от боярина Вячеслава, находим описание военных действий Шюмьска»), к которому надлежит отнести и фразу: «оже быша не приехале Ляхове и Русь»; интересно^, что в этом тексте боярин Вячеслав назван «великим».

Несомненно, лишь благодаря близости Вячеслава к автору повести простой факт занятия галидкого стола князем Даниилом е помощью галицких бояр и венгерских воевод получил следующее летописное оформление: «тогда же бояре Галичкыи И воеводы Угорьскыя посадиша князя Данила на столе отца своего» и т. д. К этому тексту примыкали и следующие сообщения: «Тогда же приехала княгини великая Романовая видит сына своего присного Данила»; сюда же следует отнести и отколовшийся кусок текста: «Данилу же княжащю в Галичи, тако младу сущу, яко и матери своей не позна» . Тот же боярин Вячеслав имел возможность сообщить и о некоторых событиях внутренней истории Венгрии, интересовавших водынский княжеский дом?

Нужно отметить, что у составителя повести были под руками и документы княжеского архива, например; договор с Литвой, ныне стоящий не на месте, ниже известия о принятии княгиней Анной монашества; или грамота с перечнем венгерских воевод,— из нее автор привел часть имен и заметил: «их же не мощно сказати, ни писати ».