Полезное
Свежие комментарии

    Владыка Антоний

    Владыка АнтонийОставлял он Новгород трижды, но всегда «по своей воли»; в случае нужды он оказывался в Новгороде, как это произошло, когда Ярослав Всеволодович разорял голодающий Новгород. Словом, Мстислав Удалой изображен идеальным князем вольного Новгорода, умевшим послужить Новгороду, защитить его от врагов-суздальцев и во-время уйти.

    Подстать князю и его ставленник владыка Антоний, бывший боярин, которого «волею божией» «възлюби… князь Мстислав и вси новгородци». Он разделял радость удач своего князя в борьбе с суздальцами, но зато, с уходом Мстислава в Галичину, лишился своего места. Отправившись в Киев, Антоний получил назначение владыкой в Перемышль, где находился до 1225 г., пока там распоряжался тысяцкий Мстислава Удалого, известный Ярун. По переходе Перемышля в руки венгров, Антоний возвратился домой «и ради быша новгородци своему владыце». Просидев на кафедре три года, он был изгнан новым владыкой Арсением, который за «мзду» приобрел у Ярослава Всеволодовича епископские права; Антоний, якобы «по своей воли», должен был уйти в Хутынь. Однако в ходе событий 1228 г. «простая чадь», порвав с Ярославом Всеволодовичем, выгнала «в шию» Арсения, вернула на кафедру владыку Антония, посадив с ним «Якуна Моисеевича Микифора щитника». От всего пережитого владыка Антоний внезапно «онеме» и в 1229 г. был заменен новым владыкой; больной, он удалился в Хутынь, где «ничтоже глаголя» прожил до 1232 г.

    Эти две биографии — князя Мстислава и владыки Антония,— как они вырисовываются в Синодальном списке, довольно точно отражают напряженную политическую жизнь Новгорода. При этом в Синодальном списке яркие события светской жизни обильно смешаны с текущими записями владычной кафедры о переменах в местной иерархии, о построении и освящении церквей, о смертях духовных лиц и т. п. , Уже из приведенных двух биографий очевиден анти — суздальский характер новгородского текста, и в плане светском и в плане духовном. Если мы под этим углом зрения просмотрим те известия Новгородской I летописи старшего извода, о которых сохранились записи Киевской летописи, то сможем сделать несколько любопытных наблюдений.