Воспоминание тысяцкого Демьяна

Воспоминание тысяцкого ДемьянаСледующий эпизод, это — воспоминание тысяцкого Демьяна о том, как он спас жизнь своему князю. Этот эпизод изложен следом за разобранным выше текстом после киноварного заголовка: «По семь скажемь многии мятежь, великия льсти, бещисленыя рати». Здесь сообщалось, что некоторые галицкие бояре, в согласии с князем Александром Белзским, решили убить князя Даниила; для этой цели боярин Филипп пригласил князя к себе в замок Вишня; однако тысяцкий Демьян успел предупредить князя об опасности; Даниил вернулся с полпути, а бояре в страхе разбежались.

В чем видны следы этой переработки? Прежде всего в том, что первоначальный текст Демьяна, в котором главными действующими лицами были князь Даниил и сам Демьян, раздроблен на куски и в него вплетен иной текст, сообщавший о действиях князя Василько и воеводы Мирослава. К первоначальному тексту Демьяна относятся. следующие части повествования: от начала до слов: «возвратишася к Галичю»;далее текст продолжается от слов: «бе бо с королевичем » и т. д. до слов: «понудив их ускори снити на не».

Интересно, что фраза о «тех убиенных пяти» вставлена До Перечня убитых из повествования Демьяна. Повидимому, приведенное сообщение о бегстве княжеской дружины говорило о том же, о чем и повествование Демьяна, только у Демьяна гибель пяти бояр связана не с его, Демьяна, отступлением, а с общей битвой. О переработке первоначального текста свидетельствует и повторение фразы: «инеи же Угре бежаша, оли в Галичи становишася».

Рассмотренный отрывок — последний из известных, который был внесен Демьяном в состав свода князя Даниила. Сравнивая приведенные выше отрывки Демьяна с теми, что были изучены нами в связи с анализом Киевской летописи, видим, что характер их содержания не изменился: они посвящены военной и дипломатической борьбе князя Даниила за Галич, четко рисуют военные действия и не раз содержат обличения неверного боярина Судислава. Общий характер сообщений боярина Демьяна позволяет думать, что славный воевода под конец жизни, оставив ратный труд, перешел целиком на дипломатическую работу и, находясь при дворе князя Даниила, способствовал составлению летописного свода, подбирая необходимые летописцу документы и пополняя их сухие известия своими воспоминаниями.