Духовная знать

Духовная знатьБорьба за ренту с боярской, а также духовной знатью, мобилизация земель и промыслов в княжескую казну, создание сильного войска как гарантии «прочности» государственной власти и политической целостности юго-западной Руси — стали содержанием длительной феодальной войны.

Изучению этой феодальной войны посвящена вторая глава второго очерка. Специальная глава посвящена характеристике международного положения юго-западной Руси XIII в. Нами пересматривается традиционный взгляд на отношения между Русью и папской курией, в частности, отвергается выдвинутая буржуазными католическими историками концепция, согласно которой папская курия будто бы прилагала все силы к организации антита — тарского крестового похода с целью оказать помощь Руси.

Привлечение дипломатических собраний, а также немецких, польских, английских, чешских хроник, а равно же свидетельств современников позволяет не только вскрыть истинную сущность агрессивной политики курии на Руси и в Восточной Европе, но и по-иовому оценить внешнюю политику трех князей — современников — Александра Невского, Даниила Галицкого и литовского великого князя Миндовга.

Результат исследования позволяет ясно обнаружить полную несостоятельность концепции М. Д. Приселкова, рассматривавшего русских князей этой поры как послушных исполнителей воли никейских императоров.

В заключительной части второго очерка нами пересматривается распространенное мнение об экономическом и политическом упадке юго-западной Руси во второй половине XIII в., а также вносится ряд уточнений в порядок распределения княжеских столов в юго-западной Руси и в оценку ее отношений с Золотой и Ногайской ордами и другими государствами.

Во-первых, можно полагать, что Повесть временных лет, а также Киевская летопись, положены в основу юго — западного летописания не владимиро-волынским автором второй половины XIII в.— слишком узки его политические горизонты,— и тем менее неизвестным сводчиком начала XIV в. Доказательством этому утверждению может служить «введение» к Ипатьевской летописи, которое сравнительно нетрудно датировать: «Се же суть имена княземь киевскым, княжившим в Киеве до избитья Батыева». И конец этого «введения» достоин внимания.