Великий царь

Великий царьДля владимирского князя Менгу-Тимур был в свое время «великий царь», тогда как Ногай — «оканьный и безаконь — ный»; князь же Лев Данилович поддерживал связь и с Ногаем. Как бы то ни было, очередная жалоба на Литву поступила от русских князей не только в Золотую орду, но и к Ногаю. Ногай прислал своих послов «с грамотами» — Тегичага, Кутлубугу и Ешимута — к князьям Льву, Мстиславу и Владимиру, говоря: «всегда ми жалуете на Литву, осе же вам дал есть рать, и воеводу с ними Мамъшея, пойдете же с ним».

Интересно, что и этот поход не принес удачи владимирскому князю: во-первых, татары самостоятельно повоевали окрестности Новогородка, а, во-вторых, князья Мстислав Луцкий и сын Льва Юрий, вместе с воеводой холмским Тюимою, «утаившеся» князя Владимира воевали под Городном, впрочем, судя по Владимирской летопеси, не очень удачно.

Что князь Лев Данилович был связан и с Ногаем, видно из следующего факта. После смерти малопольского князя Болеслава князь Лев предпринял попытку утвердиться на краковском столе или хотя бы занять «города на Въкраини», т. е. западнее земли за рекою Вепрь. В этом случае князь Лев прибегнул к помощи не Золотой орды, а хана Ногая: Лев Данилович лично отправился к «оканьному проклятому» Ногаю, «помочи собе прося»; и хан Ногай дал ему помощь под командованием воевод Кончака, Козея и Кубатана.