Эпизод дипломатических отношений

Эпизод дипломатических отношенийЭтот эпизод дипломатических отношений между князьями легко выделяется из основного текста повествования галицкой летописи после слов: «И много угор избиша и раниша»; между прочим и на этот раз сводчику 1246 года было нечем подкрепить ответ князя Даниила, так как Даниил вместе с братом Василько пришел в гор. Городок уже после победы. Здесь велись переговоры. Романовичи предложили Галицкому князю организовать преследование венгров, но князь Мстислав под влиянием своего советника, боярина Судислава, отказался. Волынские князья ни с чем ушли во Владимир.

Дальнейшие события также сложились не к выгоде Романовичей. Мстислав Галицкий передал Галич в держание своему зятю, венгерскому королевичу Андрею. По словам автора княжеского свода, Мстислав поступил так по совету боярина Судислава, говорившего ему: «оже даси королевичю, когда восхощеши — можеши взяти под нимь, даси ли Данилови, въ векы не твои будеть Галичь». Тот факт, что Мстислав с этим доводом согласился, оставив за собой Понизье, конечно, серьезно подрывает убедительность утверждения княжеского свода, что Мстислав «не хотящю дати королевичю, наипаче хотящю дати Данилови» Галич.

Разберем последний отрывок, идущий после слов: «Мы же се оставлеше, на преднее возвратимъся». Этот отрывок, как и большинство предыдущих, также касается дипломатических сношений Даниила с Мстиславом. Даниил Романович направил своего посла, тысяцкого Демьяна, к Мстиславу «река: „не подобаеть пиняном держати Черторыйска, яко не могу им терпеть», т. е. просил разрешения отнять у пинских князей гор. Черторыйск. Мстислав передал князю Даниилу через Демьяна следующий ответ: «Сыну, сгреших не дав тобе Галича, но дав иноплеменьнику, Судислава льстьца светом, обольсти бо мя; ажь бог восхочеть поидеве на ня. Яз сважю Полов — ци, а ты своими. Аще бог дасть его нама, ты возми Галичь, а яз Понизье, а бог ти поможеть; а про Черторыеск прав еси». Таким образом, этот дипломатический отрывок, внесенный в летописный текст от имени Мстислава, освящал права Даниила Романовича на собирание «отчины».