Князь Мстислав Данилович

Князь Мстислав ДаниловичКнязь Мстислав Данилович объединил значительную часть Волыни, и политика его в отношении и татар и князя Льва Галицкого существенно отличалась от политики его предшественника. Во всяком случае, пригрозив князьям Льву Га — дицкому и сыну его Юрию обращением за помощью к татарам, князь Мстислав Данилович вернул свои владения: Лев Данилович «убявся того велми», ибо ему еще «не сошла оскомина Телебужины рати»; по приказу отца Юрий Львович «с великим соромомь»г должен был очистить захваченные города. Любопытно, что летописец, прежде осуждавший Льва Галицкого за связи с татарами, теперь от души одобряет аналогичные шаги своего князя, считая, что он так поступает потому, что «легосерд». В связи с подчинением Берестья и наказанием его жителей новой повинностью в пользу князя, в летопись попала уставная грамота князя Мстислава; придворный автор включил ее в свой труд, подчеркнув тем самым его официальный характер: «а вопсал есмь в летописець коромолу их» — заявил он по этому поводу.

Перемену в отношении нового владимирского князя ко Льву Галицкому можно усмотреть из следующих фактов. Летописец, например, счел нужным сообщить, что «Лев князь, брат Мстиславль, сын королев, внук Романов» успешно действовал в Польше, помогая Болеславу Семовитовичу против Генриха IV Вроцлавского. Летописец даже поместил похвалу галицкому князю: «бысть Лев князь думен и хоробор и крепок на рати, не мало 66 показа мужества во многих ратех». Видимо, в походе Льва участвовал кто-либо из владимирцев, доставивший сведения об этом походе. По этим сведениям выходило, что хотя князь Лев «у города же у Кракова не усоеша ничтоже», но победно воевал в другом месте и заключил союз с чешским королем Вацлавом II, а потому «поиде… во свояси с честью великою…» Но благожелательные князю Льву записи не позволяют все же говорить о наличии здесь остатков летописи князя Льва, само определение Льва — «брат Мстиславль» — противоречит подобному предположению.

После вставки о польских делах, в которых владимирский князь был заинтересован, поддерживая Конрада Семовито — вича, следует текущая запись княжой летописи: о создании Мстиславом гробницы над прахом «бабы» своей «Романовой», видимо Анны, жены Романа Мстиславича, и о строительстве каменного столба в Черторийске.