Киевская летопись

Киевская летописьЕсли мы теперь, учитывая все вышеизложенное, просмотрим еще раз текст Ипатьевской летописи за XIII в., то убедимся, что княжеский свод хранит в себе значительные следы пользования Киевской летописью 1238 г. К ней мы отнесли въпнеотмеченные тексты, связанные с именем Тимофея; последний, как духовник Мстислава Удалого, присутствовал, конечно, при кончине князя и его погребении в Киеве, и, видимо, ему обязаны мы сведениями, имеющимися в Киевской летописи времен Владимира Рюриковича о действиях Мстислава в Галичине. Думаем также, что притча Тимофея о Бенедикте, упомянутая сводом князя Даниила, читалась в Киевской летописи; к перу же Тимофея следует отнести все, что связано с разгромом похода Бенедикта Бора на Галич.

Следующий факт использования Киевской летописи сводом 1246 г. касается описания битвы на Калке. В Киевской летописи 1238 г. повесть о битве на Калке имеет начало, текст которого в свое время был использован автором владимирского свода Юрия Всеволодовича, но далее в своде Юрия следовало лишь краткое сообщение о разгроме князей на Калке, снабженное неодобрительным замечанием относительно решения южных князей затеять поход на татар. Последней фразой, общей для свода Юрия и Киевской летописи, является фраза: «Котян Половецкий князь со инемы князи и со останком половець прибегоша, идеже зовется вал Половетцкий». Ниже мы еще коснемся причин такого отношения Юрия Всеволодовича к калкским событиям, теперь же посмотрим, что сообщалось о них в Киевской летописи 1238 г.

В этой летописи говорилось, что калкское событие произошло «при великом князи киевском Мстиславе Романовиче, внуце Ростислава Мстиславича». Говорилось в ней далее, что Котян, который «бысть тесть князю Мстиславу Мстисла — вичю Галичьскому», пришел со всеми князьями половецкими в Галич «и ко всем княземь Рускым», привезя многие дары, которыми и «одари вси князи рускыи». Котян просил помощи против татар, заявляя: «аще ли не поможете намь, то мы нынче иосечены будем, а курсивом то, что опущено составителем свода 1246 г. Даниила Романовича, а в тексте свода 1246 г.— курсивом то, что добавлено им к тексту Киевской летописи 1238 г.