Киевская летопись

Киевская летописьТаким образом, очевидно, что Киевская летопись 1238 г. предполагавшегося нами состава действительно существовала и была использована Яном Длугошем при написании им своего труда.

Мы не можем, конечно, определить степень использования Яном Длугошем Киевской летописи 1238 г., но и добытый результат оказывается полезным при анализе отражения ее в местном летописании.

Поиски и изучение следов Киевской летописи 1238 г. в галицко-волынском летописании серьезно затрудняются тем, что сама история летописания юго-западной Руси разработана крайне недостаточно.

В конце XII—-начале XIII в. сильнейшими политическими объединениями в русской земле были княжества Владимиро — Суздальское и Галицко-Волынское, которые вели между собой борьбу за политическое господство на Руси, стремясь при этом овладеть номинальной столицей Руси — Киевом, продолжавшим оставаться крупным экономическим центром, местом пребывания главы русской церкви — митрополита, и сохранявшим значение важного политического центра — центра дипломатических связей с половецкой степью. Князь Даниил Романович Волынский, едва положив конец существованию вновь возникшего после гибели Романа Мстиславича Галицко — кого княжества, немедленно выступил с притязаниями на Киев и на руководство всей Русью; той же политики держались князья северо-восточной Руси, Юрий и Ярослав Всеволодовичи.

Летописная работа, ведшаяся при дворах этих князей, разумеется, отражала вышеуказанные политические установки. В данном случае нас интересует «Летописец» Даниила Галицкого, изучение которого началось в указанной статье Л. В. Черепнина. «Летописец», который мы назовем княже-. ским летописным сводом 1246 г., был составлен уже в то время, когда князь Даниил Романович объединил в своих руках юго-западную Русь. Летописный свод 1246 г. отличался крупными литературными достоинствами: основываясь на широком охвате летописного материала, автор настойчиво подчеркивал мысль об «отчинном» праве князя Даниила Романовича не только на Волынь и Галичину, но и на первенство в Киевщине и всей Руси. При этом автор старательно скрывал, что этого единства Волыни и Галичины под властью Даниила Романовича долгое время не существовало.