Новгородская летопись

Новгородская летописьРассмотрим содержание этих известий. Под 1203 г. Новгородская летопись не только передает южное сообщение о походе Рюрика с Ольговичами и половцами на Киев, но называет не сохранившиеся в известной нам южной летописи имена половецких князей. Под 1204 г. читается сообщение о походе Ольговичей на Литву, аналогичное тому, что читалось в Киевской летописи.

Под 1214 г. следует новгородское сообщение о походе Ростиславичей на Киев. Остановимся на этом известии, ибо оно впервые позволяет обнаружить явное пристрастие новгородского автора к Мстиславу Удалому. По просьбе «внуков Ростиславлих» , которых Всеволод Чермный Киевский «изгони… из Руси», князь Мстислав Удалой с новгородцами двинулся через Смоленск на Киев, изгнал Всеволода и, посадив в Киеве Мстислава Романовича, вернулся в Новгород.

Однако эта запись. в Синодальном списке, при сопоставлении ее с Киевской летописью, оказывается не совсем точной. В Киевской летописи это известие читалось так: «Того же лета Мстислав Романович поиде из Смоленска на Киев с братьею с Володимером Рюриковичем и Костянтин и Мстислав Давыдовичи и Мстислав Мстиславич из Новгорода и Ингвар Ярославич из Лучьска». После победы княжения распределились следующим образом: в Киеве сел Ингвар Ярославич Луцкий, Мстислав Романович получил Вышгород, а в Смоленске обосновался Владимир Рюрикович. Далее, после слов: «а Мстислав иде к Новгороду», в Киевской летописи читалось: «потом же управившися, даша Киев Мстиславу Романовичу, а Ингвар опять иде к Лучьску».

В связи с этим известием можно отметить следующее. Во-первых, новгородский автор скрыл тот факт, что Мстислав Романович сел в Киеве, видимо, вопреки желанию Удалого; во-вторых, дружественные отношения Мстилава Удалого с Ингваром Ярославичем, сидевшим в центре восточной Волыни, вполне объяснимы. Достаточно сказать, что Ингвар не пользовался расположением Романовичей, которые были связаны с изгнанным Всеволодом Чермным. Отметим, наконец, что поход Мстислава на Киев был, вероятно, весьма враждебно принят во Владимире-на-Клязьме, ибо еще в 1211 г. Юрий Всеволодович, будущий князь Владимирский, женился на дочери Всеволода Чермного Киевского. Этот факт объясняет нам молчание свода Юрия Всеволодовича о походеМстислава Удалого на Киев, а в дальнейшем — неучастие князя Юрия в совете старейших князей, участников битвы на Калке.