Русско-венгерские отношения

Русско-венгерские отношенияРедактор включил в свой свод также серию известий о русско-венгерских отношениях, основав их главным образом на документах княжеской канцелярии и частью на личных впечатлениях печатника Кирилла. Одно из этих известий начинается словами: «Данил же в то время шел бяше» и т. д. до слов: «во землю свою»; перечень послов, находящийся здесь, взят, конечно, из документа. Следующий текст из того же ряда известий сообщал О поездке князя Даниила в Венгрию накануне прихода татар к Киеву: «В то же время ехал бяше Данил Угры королеви, и еще бо бяшеть не слышал прихода поганых Татар на Кыев».Этот текст продолжен сводчиком несколько ниже, где он говорит: «Прежде того ехал бе Данило князь ко королеви Угры, хотя имети с нимь любовь сватовьства»; сводчик сообщает о неудаче этой миссии: «не бы любови межи има» и далее со слов, вероятно, Кирилла, описывает пребывание князя с семьей и двором в Польше, а также возвращение его на родину.

Запись эта сделана не в свое время, ибо автор, забегая вперед, говорит об «отместье», которое князь Даниил позднее «створи» «держателю» Дорогичина, не пожелавшему впустить в город возвращавшегося из Польши князя; причем «отместье» имело характер военной акции, после которой князь Даниил город «объновивы и созда церковь прекрасну святое богородици». Благодаря желанию редактора отметить построение церкви, нам сохранен один из фактов, свидетельствующих о том, что и волынское боярство вовсе не было таким единодушным в поддержке Романовичей, как это постоянно утверждает летописец.