Княжеская власть

Княжеская властьНапример, Н. Дашкевич писал, что «сплочение юго-западной Руси в половине XIII в. было делом одного князя, а не плодом народного к тому расположения, и осуществилось благодаря необычайной энергии, постепенности в действиях и умной осторожности его». М. С. Грушевский, напротив, был очень невысокого мнения о князе Данииле как государственном деятеле, считал его дипломатию хаотичной, политику в отношении к татарам — близорукой, в отношении к народу — неправильной. В изложении М. С. Грушевского остается невыясненной основа политической консолидации юго-западной Руси.

А. Е. Пресняков, видимо, не придавал значения роли городов в длительном процессе укрепления великокняжеской власти. Для времени XII—XIII вв., по его мнению, характерны, во-первых, «упадок политического значения городских общин» и, во-вторых, «значительное усиление княжеской власти».

А. Е. Пресняков правильно отметил, что стремление княжеской власти «сохранить политическую организацию на более широком основании» разбилось о силу боярства «после недоитого успеха» политики князей Романа и Даниила.

Но и в изложении А. Е. Преснякова остаются невыясненными причины этого, пусть временного, «успеха» княжеской власти и экономического и политического подъема юго-западной Руси. Не будучи в состоянии дать правильную оценку социально-экономических отношений в княжестве, автор, кроме того, упускает из виду татаро-монгольское иго, которое подорвало экономику края, значительно сократило территорию княжества и тем самым серьезно ослабило позиции великокняжеской власти.

В советской науке история Галицко-Волынской Руси указанной поры специально не изучалась. Не вдаваясь в де — тельное изучение вопроса, зачастую историки, как, например С. В. Юшков, ограничивались общими утверждениями, что в Галицкой Руси основной политической силой было боярство.